Лонгрид

Порочная прибыль. Как экономика Макао стала самой быстрорастущей в мире

Макао — специальный административный район (САР) Китайской Народной Республики. В Макао есть собственная валюта — патака Макао. Общая площадь Макао — 30,8 кв. км (меньше, чем площадь Анадыря или Нарьян-Мара).
Порочная прибыль. Как экономика Макао стала самой быстрорастущей в мире

На этой маленькой территории расположено множество роскошных отелей (в общей сложности на более чем 35 тыс. номеров), 30 ресторанов со звездами «Мишлен», 25 зданий исторического центра, что включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и 30 казино. Это единственное место в Китае, где разрешены азартные игры. Макао — самая быстрорастущая экономика мира.

Все началось с фантана

Профессор Жорже Годиньо из Университета Макао в работе «История азартных игр в Макао» предлагает следующую хронологию местного игорного бизнеса: а) эра фантана (1849–1961); б) время монопольной концессии STDM (1962–2002); в) век мегакурортов (с 2002).

Легализация игорного бизнеса в Макао произошла в период португальского колониального владычества. «Отцом-основателем» главной игорной зоны Азии был губернатор Жуан Мария Феррейра ду Амарал. В 1847 году он разрешил лотерею пакапио, в 1849 году — азартную игру фантан. Это были две самые популярные в китайском народе игры. В них в Макао играли задолго до 1849 года, только нелегально. Официально португальские власти называли причиной легализации игорного бизнеса «традиции» китайского народа. Но более правдоподобно выглядит экономическое объяснение — пополнение казны колонии.

Следующий после ду Амарала губернатор Макао Изидоро Франсишку Гимарайнш стал выдавать лицензии на игру в фантан. До 1889 года они выдавались на один год, после — на шесть лет.

Суть игры вкратце такова. Тан кун (крупье) берет две горсти одинаковых маленьких предметов (бусин, пуговиц, кнопок, монет, сушеных фасолин и т. п.) и накрывает их металлической чашей. Игроки делают ставки на число — от 1 до 4 (или от 0 до 3). Когда все ставки сделаны, тан кун поднимает чашу и начинает с помощью специальной бамбуковой палочки отсчитывать лежащие перед ним объекты порциями по четыре. Выигрывает тот, кто угадал число объектов в последней партии. Комиссия организаторов игры обычно составляла 10%.

Первым королем игорного бизнеса Макао был основатель компании Hong Feng Лоу Кау — банкир, торговец опиумом, обладатель монополии на торговлю свининой. Он получил лицензию и на фантан, и на лотерею. Деньги, уплаченные им за эти лицензии, составляли почти половину доходной части бюджета Макао (24,6% и 22,1% соответственно). В своей деятельности он не ограничивался пределами колонии. В 1897 году его компания получила восьмилетнюю лицензию на организацию лотереи в китайской провинции Гуандун. В 1900 году власти этой провинции досрочно остановили действие лицензии и не вернули Лоу Кау уплаченные за нее деньги — 4,75 млн долларов серебром. Компания Hong Feng обанкротилась, Лоу Кау в 1907 году повесился в своем особняке. В настоящее время в этом особняке действует музей, здание входит в число объектов, внесенных в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Одна из улиц в Макао носит имя Лоу Кау.

Семье покойного (10 вдов, 17 сыновей, 10 дочерей) некоторое время принадлежала лицензия на фантан, но в 1912 году она перешла другой фирме — Chap Seng Cong Si. Вторым «игорным королем» Макао стал управляющий этой фирмы Коу Хо Нен — владелец пароходной компании, валютного обменника, множества ломбардов в Макао и Гонконге, обладатель лицензии на торговлю опиумом (до введения госмонополии на опиум в 1927 году). Особняк Коу Хо Нена в настоящее время — одна из туристических достопримечательностей Макао. В некогда принадлежавшем ему самом большом ломбарде сейчас располагается Музей ломбардов.

В 1930 году власти Макао выдали монопольную лицензию на игорный бизнес. Ее выиграла компания Hou Heng. Цена лицензии составляла 800 тыс. патак в год (что в то время равнялось примерно 1323 фунтам, эквивалентным современным £108 тыс.). Компания открыла казино в отеле President (позднее переименованном в Central). В нем кроме фантана предлагались еще две традиционные китайские азартные игры — сик бо («больше или меньше», смысл игры — с большей или меньшей степенью точности угадать результат, который выпадет на трех игральных костях) и пай-гоу (играется с 32 костями китайского домино). К услугам игроков были бесплатные напитки, сигареты и фрукты, представления китайской оперы. Компания Hou Heng привозила игроков из Гонконга в Макао на переоборудованном бывшем австрийском военном корабле.

В 1937 году монопольное право вести игорный бизнес получила компания Tai Heng. Если ее предшественница в последние годы своего существования была не в состоянии вносить ежегодную плату за лицензию и договорилась о ее снижении до 600 тыс. патак, то Tai Heng взяла на себя обязательство платить 1,8 млн патак в год. Компанию основали владевший лицензией до 1930 года Коу Хо Нен и Фу Так Ям (имевший опыт работы в подпольном игорном бизнесе в Гонконге и Китае). Число казино в Макао достигло трех. Также компания занималась транспортными перевозками, гостиничным бизнесом, производством продуктов питания и напитков, организацией развлечений. В отеле Central было надстроено 5 этажей, 11-этажный отель стал самым высоким (на то время) зданием Макао. К китайским азартным играм добавились европейские — баккара и блек-джек. Посетители также могли выбирать между ресторанами китайской и европейской кухни.

Вторая мировая война была временем расцвета игорного бизнеса. Япония не оккупировала Макао, так как Португалия соблюдала нейтралитет.

В 1945 году Фу Так Ям был похищен, лишился части уха во время торга с похитителями и был освобожден после уплаты семьей выкупа в размере 500 тыс. патак (похитители первоначально требовали 9 млн). Полиция впоследствии нашла организатора похищения, он был осужден на 18 лет тюрьмы.

Продлившаяся четверть века игорная монополия Tai Heng закончилась только после смерти отцов-основателей компании (Коу Хо Нен скончался в 1955 году, Фу Так Ям — в 1960 году).

Время Хо

В июле 1961 года губернатор Макао Жайме Силвериу Маркиш объявил тендер на новую игорную лицензию. К претендентам предъявлялись следующие требования: в течение трех лет после победы на тендере построить новое казино и отель класса люкс, платить налог на игорный бизнес в сумме не менее 3 млн патак в год, а также дополнительно отчислять 5% от суммы налога в фонд развития туризма и 1% от суммы налога в фонд поддержки гражданских служащих. Срок действия лицензии составлял 8 лет.

Компания Tai Heng подала свою заявку, в которой выразила готовность платить налог в размере 3,15 млн патак (примерно $547 тыс. того времени, соответствующие современным $5,7 млн). Но буквально пять минут спустя поступила другая заявка — от тогда еще мало кому известной компании Sociedade de Turismo e Diversoes de Macau (STDM, ее название переводится как «Общество туризма и развлечений Макао»). Предложенная ею сумма была чуть выше — 3,167 млн. Лицензия досталась STDM. Заодно STDM выиграла и лицензию на лотереи трех видов — за ежегодную плату в 384 тыс. патак.

Эпоха STDM началась в 1962 году. В том же году она открыла свое первое казино — Estoril. В нем впервые в истории Макао появилась рулетка.

В 1970 году начало работу флагманское казино компании в отеле Lisboa.

У STDM изначально было четверо акционеров — Стэнли Хо, его свояк (муж сестры) Тедди Ип, Ип Хон и Генри Фок. Между Стэнли Хо и Ип Хоном развернулась борьба за власть, в которой победил Хо. В 1975 году Ип Хон покинул компанию, а в 1982-м продал свой 10-процентный пакет акций одному из богатейших жителей Гонконга, девелоперу Чэн Ютуну, предположительно, за 400 млн гонконгских долларов (чуть более $50 млн).

Вытеснив соперника, Стэнли Хо стал новым единовластным «королем игорного бизнеса» Макао. Называли его и «крестным отцом игорного бизнеса», подразумевая, что он мог быть связан с триадами — китайскими криминальными группировками. Впрочем, в этом же в разное время подозревали и других магнатов игорного бизнеса Макао.

Когда закончился восьмилетний срок лицензии STDM, компания сумела продлить лицензию еще на восемь лет. И еще на восемь. И еще. И еще.

При каждом продлении власти Макао заставляли компанию брать на себя все новые обязательства по развитию колонии. STDM инвестировала средства в строительство отелей, транспортную и туристическую инфраструктуру, открывала ночные клубы и рестораны. В одной из научных работ голландской исследовательницы Инеш Триго де Соузы приводятся цифры, наглядно демонстрирующие место, которое STDM занимала в экономике Макао. В 1988, 1991, 1994 и 1996 годах компания обеспечивала соответственно 52,5%, 63%, 75% и 64,5% доходов, получаемых властями колонии.

Немного о терминологии

В статистике, связанной с игорным бизнесом, используются такие показатели, как валовой игровой доход (gross gaming revenue, GGR) и чистая прибыль казино (net gaming revenue, NGR). GGR рассчитывается как сумма всех ставок, сделанных игроками, из которой вычтена сумма всех выплаченных им выигрышей. Если из GGR вычесть все расходы казино (зарплата персонала, оборудование, транспорт, маркетинг, реклама, аренда, коммунальные услуги и т. п.), то получится NGR.

В начале XXI века состояние Стэнли Хо, по оценке журнала Forbes, составляло $1,8 млрд. Хо владел активами не только в Макао, но также в Австралии, Вьетнаме, КНДР, Португалии. Ему принадлежало большинство отелей Макао и большая часть паромов, доставлявших гостей из континентального Китая и Гонконга. Для сравнения — годовой оборот игорного рынка Макао оценивался в то время примерно в $2 млрд.

Стэнли Хо поднял игорный бизнес в Макао на новый уровень и сильно изменил его. При нем в казино появились отдельные комнаты для ВИП-игроков, субконтракторы (управлявшие частями казино, получая за это процент от выручки после уплаты налогов и сборов) и операторы джанкет-туров.

Система джанкет-туров работает так. Операторы джанкет-туров через обширную сеть агентов (промоутеров ВИП-комнат) привлекали в Макао богатых игроков — в основном из континентального Китая и Гонконга. В условия тура часто входили бесплатный транспорт, бесплатное проживание, другие преференции. Оператор продавал клиенту фишки определенного казино по сниженной цене. Это были специальные фишки, так называемые грязные фишки. Ими можно было пользоваться в игре, но их нельзя было обменять на наличные. Только в случае выигрыша игроку выдавались «живые» фишки, которые уже свободно обменивались на деньги.

Большие перемены и «большая шестерка»

20 декабря 1999 года, после 442 лет португальского колониального владычества, Макао вернулся в состав Китая и стал специальным административным районом (САР) КНР.

Первым главой исполнительной власти САР Макао стал Эдмунд Хо. При нем монополии STDM настал конец. Был объявлен тендер на три лицензии на право заниматься игорным бизнесом.

Идея новых властей состояла в том, чтобы не просто открыть сектор для конкуренции, но за счет привлечения иностранных игроков сделать Макао новым Лас-Вегасом — международным центром игры, развлечений, туризма.

Первоначально свои заявки на три лицензии подала 21 компания, в том числе Trump Hotel & Casino Resorts Дональда Трампа. Затем список сократился до 9 претендентов (компания Трампа в него не попала). Наконец, 8 февраля 2002 года были объявлены результаты тендера.

Бывший монополист не вышел из игры. Одним из трех новых обладателей лицензий стала компания Sociedade de Jogos de Macau (SJM Holdings, SJM), «дочка STDM», под контроль которой перешли все 11 действующих на тот момент казино. Две другие лицензии получили Wynn Resorts Macau и Galaxy Casino. 90% Wynn Resorts Macau принадлежали легенде игорного бизнеса, «королю Лас-Вегаса» Стиву Винну (остальные 10% — местному бизнесмену Вон Чи Сену). Galaxy Casino была дочерней фирмой Galaxy Entertainment Group (GEG), которой владеет гонконгский девелопер Люй Чэву и члены его семьи. Каждая из трех компаний, получивших лицензии, смогла выдать по сублицензии. Сублицензию Galaxy получила Sands China, подразделение Las Vegas Sands Шелдона Адельсона, еще одного «короля игорной индустрии» США. Wynn Resorts Macau предоставила сублицензию Melco Crown Entertainment — совместному предприятию гонконгской Melco International Development и австралийской компании игорного бизнеса Crown. Со временем Melco International выкупила акции Crown и переименовала компанию, имеющую лицензию на игорный бизнес в Макао, в Melco Resorts and Entertainment. С самого начала работы Melco в Макао ею управлял Лоуренс Хо, сын Стэнли Хо. SJM выдала сублицензию MGM Grand Paradise, совместному предприятию владельца сети американских казино MGM Resorts Кирка Керкоряна и Пэнси Хо (дочери Стэнли Хо).

Так сложилась «большая шестерка» игорного бизнеса Макао.

Либерализация рынка азартных игр быстро дала о себе знать. Только в 2004 году доходы властей Макао от игорного бизнеса выросли на 30% — почти до $5 млрд.

18 мая 2004 года начало работу первое «американское» казино — Sands Macao (площадь залов казино — 21 300 кв. м, проект обошелся в $240 млн). На его фоне флагманское казино Стэнли Хо Lisboa стало смотреться скромно и провинциально. К нему срочно был пристроен 47-этажный отель Grand Lisboa с казино и ресторанами (он открывался поэтапно в 2007–2008 годах).

Из-за того что в исторической части Макао не было пространства для «азиатского Лас-Вегаса», его создали на новом месте.

В 2005 году был засыпан пролив между двумя островами, входящими в состав Макао — Колоан и Тайпа. Район получил название Котай. На отвоеванной у моря земле началось масштабное строительство, в том числе казино-курортов. По образцу Лас-Вегас-Стрип (игорного центра Лас-Вегаса) новому центру игорного бизнеса дали название Котай-Стрип. Первое казино в этом районе открыла Galaxy Casino в 2006 году. Годом позже начало работу второе в мире по величине казино — The Venetian Macao, скопированное с The Venetian в Лас-Вегасе (площадь залов казино — 51 000 кв. м, 3000 гостиничных номеров, стоимость проекта — $2,4 млрд). Гости The Venetian Macao будто попадали в настоящую Венецию — с площадью святого Марка, мостом Вздохов, венецианскими фонтанами, каналом, по которому плавают гондолы. В 2016 году там же, на Котай-Стрип, появилась Эйфелева башня (в половину натуральной величины) — в составе комплекса казино The Parisian Macao. А в 2023 году по соседству с Венецией возник Лондон — c отбивающими часы Биг-Беном, резиденцией премьер-министра, сменой караула, Вестминстерским дворцом и двухэтажным автобусом (The Londoner Macao).

В 2019 году в Макао действовало 41 казино, в том числе 17 на Котай-Стрип. К услугам посетителей казино было 6739 игровых столов и 17 009 игровых автоматов.

Коронавирус и ВИП-игроки

После либерализации рынка прибыли казино росли на протяжении почти двух десятилетий. В настоящее время аналитики предпочитают сравнивать финансовые показатели казино Макао с 2019 годом — последним годом перед пандемией COVID-19. Но лучшим годом с точки зрения игорного бизнеса был 2018 год, когда GGR (см. справку) всех местных казино достиг самого высокого за всю историю показателя — 302,85 млрд патак ($37,6 млрд). Казино штата Невада (в этом штате находится Лас-Вегас) тоже закончили 2018 год с рекордным историческим показателем — $11,9 млрд. Так что правильнее, наверное, было бы называть не Макао азиатским Лас-Вегасом, а Лас-Вегас — американским Макао.

Но в марте 2020 года САР Макао был закрыт для въезда иностранцев. Что касается посетителей из других районов Китая, то из-за пандемии их тоже стало гораздо меньше. Из-за пандемии все казино закрывались на 15 дней в феврале 2020 года и на 12 дней в июле 2022 года. 1 сентября 2022 года ограничения на въезд в Макао были сняты.

В течение трех пандемийных лет казино зарабатывали в несколько раз меньше обычного. К этому добавился еще один фактор. Власти КНР активно вели борьбу не только с коронавирусом, но и с коррупцией, азартными онлайн-играми, выводом капиталов из страны, незаконными валютными операциями, черным рынком кредитования. Короче говоря — с джанкет-операторами.

Операторы джанкет-туров не только привозили в Макао ВИП-игроков, заманивая бесплатными номерами в отелях. Клиентам оказывали и другие услуги. Например, по незаметному для властей перемещению крупных сумм денег из континентального Китая в Макао (в обход действующего в КНР законодательства). Или по предоставлению кредитов слишком сильно проигравшимся. Иногда бывало так, что кто-то из игроков не мог вернуть долг. В качестве коллекторов в таких случаях выступали члены триад. Нелегальные финансовые услуги предлагались не только для ВИП-игроков. Переводом денег в Макао занимались бизнесмены из ближайших к нему китайских городов. Когда власти КНР ограничили суммы, которые можно снять с банкомата в Макао при помощи карт китайской платежной системы Union Pay, часовые магазины при казино помогали игрокам — брали в качестве оплаты кредитную карту, но вместо якобы купленных часов выдавали наличные.

В 2011 году в Макао насчитывалось более 190 лицензированных операторов джанкет-туров. В 2015 году до 70% дохода казино обеспечивали ВИП-игроки, которых привозили в Макао джанкет-операторы, в основном из континентального Китая. По утверждению Джеймса Портеуса, аналитика Совета по борьбе с незаконным рынком букмекерства Азиатской федерации скачек, «заметная часть этой ВИП-выручки была получена за счет отмывки коррупционных денег и/или нелегального вывода денег из континентального Китая». Крупнейшие джанкет-операторы были прибыльнее, чем лицензированные казино. Эти прибыли вкладывались в другие сферы бизнеса — как легального, так и нелегального.

Благодаря развитию интернета в начале 2000-х годов джанкет-операторы начали осваивать игорный онлайн-бизнес. Они не только принимали ставки у клиентов, находящихся в той части КНР, где игорный бизнес запрещен (то есть везде, кроме Макао). Игровые сайты также использовались для отмывания денег — под видом выигрышей.

Со всеми этими явлениями руководство КНР начало бороться в 2018 году. В 2019 году борьба усилилась. СМИ развернули пропагандистскую кампанию, обвиняя операторов джанкет-туров в том, что они представляют угрозу национальной безопасности.

В 2021 году были внесены изменения в статью 303 уголовного кодекса КНР («Участие в коллективных азартных играх, организация игорных домов или профессиональное занятие игорной деятельностью с целью получения прибыли, открытие казино»). К ней был добавлен новый пункт — «организация граждан Китайской Народной Республики для участия в азартных играх за границей, совершенная в крупном размере или при других отягчающих обстоятельствах».

В конце 2021 и начале 2022 года были арестованы руководители и сотрудники двух крупнейших джанкет-операторов — Алвин Чау (Suncity) и Лево Чан (Tak Chun Group). В опубликованном в 2023 году расследовании газеты Financial Times, посвященном деятельности триад по контрабанде нефти в КНДР, утверждалось, что Алвин Чау, предположительно, был протеже Ван Куок Коя по прозвищу Сломанный Зуб. Власти США считают Ван Куок Коя главой триады 14К, крупнейшей в мире китайской преступной организации (в 2020 году Минфин США ввел санкции против Ван Куок Коя).

На долю Suncity приходилось более 50% оборота ВИП-комнат Макао.

СМИ КНР в 2019 году писали, что годовой оборот Suncity только на операциях с клиентами из континентального Китая по нелегальному приему денежных ставок онлайн превышал 1 млрд юаней ($145 млн), что было почти вдвое больше годового оборота китайских государственных лотерей. В январе 2023 года Алвин Чау был приговорен к 18 годам лишения свободы. Он был признан виновным по 162 пунктам обвинений, связанных с организованной преступностью, незаконными азартными играми и мошенничеством. Кроме него, реальные и условные тюремные сроки получили еще 16 человек в Макао и 36 агентов Suncity в континентальном Китае. На суде говорилось, что привлечением новых клиентов для организованных Suncity азартных онлайн-игр в континентальном Китае занимались более 60 тыс. человек.

В декабре 2023 года газета South China Morning Post сообщала, что Алвин Чау направил открытое письмо председателю КНР Си Цзиньпину с просьбой смягчить наказание. «Председатель Си, вы — величайший президент в истории нашей страны… Нам просто нужен справедливый и нормальный вердикт»,— говорилось в письме. Из публикации непонятно, когда было отправлено письмо — до или после вердикта апелляционного суда, который оставил приговор в силе и дополнительно признал Чау виновным в отмывании денег.

Лево Чан был осужден на 14 лет тюрьмы (еще четверо менеджеров компании — на сроки от 7 до 10 лет тюрьмы). После апелляции срок заключения Лево Чана был снижен до 13 лет.

После разгрома ведущих джанкет-операторов деятельность остальных стала гораздо жестче контролироваться. Джанкет-оператор может сотрудничать только с одной компанией, владеющей игорной лицензией, эта компания должна официально подтвердить факт сотрудничества. Операторам разрешено получать комиссионные (в размере не более 1,5% от оборота проданных им фишек), но запрещено получать долю от выручки казино. Деятельность субагентов, занимающихся поиском клиентов для джанкет-операторов, была регламентирована так жестко, что из 250 лицензий субагента, которые могут быть выданы по закону, по ситуации на сентябрь 2023 года было выдано только 7 и еще одна заявка на лицензию находилась на рассмотрении.

Бюро по инспекции и регулированию игорного бизнеса (Direccao de Inspeccao e Coordenacao de Jogos, DICJ) в 2023 году установило предельное число джанкет-операторов, с которыми могут сотрудничать казино — 50. Всем членам «большой шестерки» была выделена своя квота. Sands China и SJM Holdings — по 12, MGM Grand Paradise и Melco Resorts & Entertainment — по 8, Galaxy Casino и Wynn Macau — по 5. Но в январе 2024 года стало известно, что лицензий DICJ выдало даже меньше — 16.

Новая десятилетка

Почти одновременно с окончанием ковидных ограничений подошел к концу и срок игорных лицензий компаний «большой шестерки». И снова начали меняться правила игры. Центральные власти КНР требовали от властей Макао заняться диверсификацией экономики САР, чтобы уменьшить зависимость от игорного бизнеса. Решение этой задачи было переложено на игорный бизнес.

В 2022 году правительство Макао внесло изменения в закон 2001 года о регулировании сферы азартных игр. Было внесено законодательное ограничение на количество столов и игорных автоматов в казино — с 1 января 2023 года, соответственно, до 6000 и 12 000 (в конце 2022 года их было 6925 и 12 387). Правительство Макао получило право раз в три года проводить проверки работы казино, а также расторгать контракт с обладателем лицензии (в том числе по причинам, связанным с угрозой национальной безопасности и общественным интересам, а также за нарушение договорных обязательств). На 1% (с 39% до 40% от GGR) был повышен налог на ведение игорного бизнеса.

Согласно изменениям в законе об игорном бизнесе, сателлитным казино было дано три года (начиная с 1 января 2023 года) на то, чтобы перестроить отношения с обладателями игорных лицензий и стать управляющими компаниями, получая плату за управление, но не долю в прибыли. Сателлитные казино, уступающие по размерам казино-курортам, принадлежат и управляются третьими сторонами, работая при этом по лицензии одной из шести компаний «большой шестерки». В результате семь сателлитных казино закрылись в 2022 году, осталось 11. Из них 9 работают по лицензии SJM Holdings, по одному такому казино есть у Galaxy и Melco.

Срок действия лицензий «большой шестерки» истекал 26 июня 2022 года, но они были продлены до конца календарного года.

По условиям нового тендера на игорные лицензии в заявках у претендентов должны были содержаться следующие приоритеты: сохранение рабочих мест, развитие туристического сектора за счет иностранных туристов, а также инвестиции в непрофильные виды бизнеса.

На шесть лицензий было подано семь заявок. Седьмую подала компания GMM, связанная с холдингом Genting Group малайзийского бизнесмена китайского происхождения Лим Кок Тая (казино — одно из направлений деятельности холдинга, на рынке Великобритании он является крупнейшим оператором казино). Новичок проиграл, а «большая шестерка» обновила свои лицензии. 16 декабря 2022 года было объявлено, что в рамках продления контрактов по предоставлению игорных лицензий на следующие 10 лет обладатели лицензий взяли на себя обязательство инвестировать в экономику Макао в течение этих десяти лет 118,8 млрд патак ($14,73 млрд), причем более 90% от этой суммы, а именно 108,7 млрд патак ($13,57 млрд) должны быть направлены в проекты, не связанные с игорным бизнесом, например, с проведением конференций и китайской медициной. В непрофильные проекты больше всего денег должны вложить Sands и Galaxy — примерно 25 млрд патак, остальные четыре компании — примерно по 15 млрд патак.

Пережив COVID-19 и облаву на джанкетов, в 2023 году игорный бизнес Макао быстро рос. По данным Международного валютного фонда, рост экономики Макао в 2023 году был самым высоким в мире — 80,5%. Прогноз МВФ на 2024 год тоже неплохой — рост на 13,9%.

По подсчетам аналитиков Deutsche Bank, в 2023 году валовой игровой доход (GGR) Макао составил $22,66 млрд, более чем в 4 раза превысив показатель 2022 года ($5,19 млрд). Доли компаний «большой шестерки» выглядят так: Sands China — 26,6%, Galaxy Entertainment Group — 18,01%, MGM Grand Paradise — 15,3%, Melco Resorts & Entertainment — 14,6%, Wynn Macau — 13,4%, SJM Holdings — 12,1% (цифры округлены до десятых долей процента, поэтому сумма чуть выше 100%).

В четыре раза по сравнению с 2022 годом выросло в 2023 году и число приезжих.

Правительство Макао ожидает, что в 2024 году GGR составит 216 млрд патак ($27 млрд) и специальный административный район сумеет снова превзойти показатели игорного бизнеса Невады.

Алексей Алексеев

По материалам https://www.kommersant.ru/doc/6687500
Фотографии Jason Lee / Reuters; wikipedia.org; Hong Fan / China News Service / Getty Images; VCG / Getty Images; Bobby Yip / Reuters

Похожие статьи

Откажутся ли отели Турции от системы «все включено»

Откажутся ли отели Турции от системы «все включено»

В Турции уже на протяжении многих лет периодически поднимается вопрос о том, что любимая туристами система all inclusive, или «все включено», экономически невыгодна и от нее надо отказаться. Однако, как рассказали эксперты, волноваться пока рано: в этом году популярному формату отдыха точно ничего не угрожает.

Потеря для индустрии гостеприимства. Как рынок воспринял уход из Смольного Сергея Корнеева

Потеря для индустрии гостеприимства. Как рынок воспринял уход из Смольного Сергея Корнеева

Сергей Корнеев ушел с поста председателя Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга. «Новый проспект» узнал мнение рынка о том, какие проблемы ему удалось решить за 4 года руководства отраслью и что предстоит сделать следующему главе комитета.