Сотрудник звонил в воскресенье около шести часов вечера. Я был в это время дома, с семьей. И как раз собирался выезжать в «Гельвецию», чтобы встретить знаменитость в 20.00 в отеле. «Гость в люксе только что сообщил по телефону, что освободит номер через пятнадцать минут»,— звонил снова тот же сотрудник.«На уборку и проветривание такого большого номера горничным нужно около полутора часов. На выполнение условий райдера — фруктовой корзины, бутылки шампанского в кулере, закусок, напитков и декоративного оформления комнаты — еще около получаса. К 20.00, надеюсь, успеем», — с облегчением заметил сотрудник. 

Я попросил менеджера держать меня в курсе подготовки заезда «звезды» и поехал в отель.«Уборка люкса слегка затягивается. Номер сдан гостем в плохом состоянии. Ставлю вторую горничную — в помощь. Задержка со сдачей чистого номера — около двадцати минут», — докладывала по внутренней связи супервайзер.

«С цветочной композицией большие проблемы», — снова в телефоне звучал встревоженный голос того же молодого менеджера. «Флористы ошибочно доставили в отель не тот букет. Я его не принял и попросил переделать. Они привезут новую композицию — мужскую — через полчаса».

Я попросил менеджера отправиться в люкс, чтобы проверить, как обстоят дела с подготовкой и украшением. И выслать мне в чате фотографию готового люкса. До прибытия селебрити оставалось около двадцати минут. У меня в запасе было достаточно времени, чтобы приехать в гостиницу, переодеться. И подойти к вип-входу для встречи важной персоны. «Только что спустился из номера, все в порядке. Уборка закончена. Условия райдера выполнены. Ожидаем доставки нового букета. Ваза с водой на месте. Высылаю фото готового номера», — прочитал я в сообщении сотрудника. 

Но фотографии от него, к большому удивлению, так и не последовали. Я не придал этому особого значения, списав на суету в отеле перед вип-заездом. 

Я подъезжал к отелю. На часах было 19.40. «Успеваю, все в порядке», — и я по привычке вновь уткнулся в телефон. «У здания отеля стоят машины скорой помощи», — ошарашил меня на подъезде к гостинице водитель. Я поднял голову и увидел прямо перед главным входом в «Гельвецию» две кареты скорой помощи от страховой компании, с которой у моего отеля заключен договор на оказание экстренных услуг. Сердце буквально сжалось от волнения. 

Из одного из автомобилей на ходу выскочили два медработника, открыли задние двери автомобиля и вытащили носилки. Вокруг суетился растерянный персонал — охрана отеля, подносчики багажа и старший смены. Шел проливной дождь. Несколько растерянных гостей прятались под козырьком в ожидании такси и со страхом наблюдали за происходящим. 

«Около десяти минут назад менеджер N (тот самый сотрудник, с которым я готовил заезд вип-гостя и вел переписку в мессенжере) вполне спокойно общался с иностранными гостями отеля. Внезапно молодой человек схватился за стол, прошептав коллеге, что теряет сознание. И вмиг рухнул на пол без сознания прямо за стойкой ресепшен. И перестал дышать буквально через несколько секунд», — тараторил секьюрити.

До приезды «звезды» оставалось около десяти минут. «Перестал дышать?» — от ужаса у меня перехватило дыхание. «Он до сих пор без сознания?». «Именно так. Парень до сих пор лежит на полу. С ним, к счастью, уже работают медики. А первую помощь оказывали коллеги. И иностранный гость. Врач скорой руководил по телефону!» — продолжал секьюрити. 

«На ближайшие полчаса блокируем главный и вип-входы в отель. Пока на фасаде находятся реанимобиль и карета скорой помощи, всех постояльцев направляем через служебный вход отеля. Там же встречаем и «селебрити», — скомандовал я. И направился к медикам. 

Мы на ходу поменяли сценарий встречи важной персоны — решили встречать его с букетом на служебном входе «Гельвеции». И назвать это «нашим сюрпризом». А заодно проводить знаменитость напрямую в номер, минуя главный вход и ресепшен «Гельвеции». Я остался с медиками. А на встречу важного гостя отправился старший администратор с букетом. Секьюрити тем временем принялись направлять постояльцев и прибывающие автомобили к служебному входу. 

Знаменитость задерживалась. Медики стабилизировали состояние пострадавшего, вынесли его на носилках, погрузили в автомобиль. И под оглушающий вой сирены реанимобиль помчался в больницу, где пострадавшего вскоре привели в чувство и занялись лечением. 

Селебрити прибыл в «Гельвецию» в 20.15. Я встретил его, как мы и планировали, на вип-входе с красивым букетом. И проводил довольную, слегка уставшую с дороги знаменитость в его любимый люкс. Отель к тому времени уже вернулся в привычный размеренный ритм. Ничто не напоминало о только что произошедшем несчастном случае. «Show must go on», — пронеслось в голове. «Как верно сказано». Шоу под названием «отель» должно продолжаться. Всегда. И при любых обстоятельствах.

Юнис Теймурханлы, владелец и генеральный директор отеля «Гельвеция»