Лонгрид

Русская регата: в России набирает обороты новый вид отдыха – яхтинг

В Россию приходят новые туристические реалии. Если раньше большая часть наших соотечественников только в гламурных зарубежных фильмах могла наблюдать, как люди красиво отдыхают на яхте, то теперь, похоже, у нас есть возможность сделать такой отдых «своим».
Русская регата: в России набирает обороты новый вид отдыха – яхтинг

В стране предполагается построить целую сеть яхтенных марин – портов для яхт, со всей сопутствующей инфраструктурой, сервисом, гостиницами, ресторанами. Причем марины эти будут, по преимуществу, речными, поскольку речной туризм – это пока самый доступный для россиянина водный вид отдыха.

Недавно проблемы и перспективы яхтенного туризма в России обсудили на ток-шоу «Под одним парусом: как яхтинг объединяет туризм, развитие территорий, инфраструктуру, девелопмент и инвестиции» в рамках выставки-форума архитектуры и дизайна АРХ Москва-2024. 

Ответим на вопрос «зачем»?

Вряд ли кто-то станет спорить с тем, что отдых на воде стал невероятно популярным в России. Достаточно взглянуть на рост спроса на нетипичные в прошлом туристические направления – Байкал, Ладога, Чукотка, Сахалин, круизы по реками и озерам.

По мнению экспертов, в такие путешествия ездило бы гораздо больше людей, если бы имелась развитая инфраструктура, обеспечивающая комфортное пребывание путешественника на прибрежных территориях. Такие территории должны быть: «а» - социально привлекательными, «б» - экологически устойчивыми, и «в» - безопасными.  

- К сожалению, сегодня таких пространств, отвечающих всем перечисленным требованиям – колоссально мало, - говорит основатель и руководитель проектно-консалтингового агентства ПРОСТОР, директор территориальных проектов в ГК «Сила ветра» Анна Носова. – Настала пора что-то менять. Да, мы имеем большое количество нормативных актов, которые регулируют разные направления в области водного туризма. Но они плохо увязаны друг с другом. И это для нас является ключевым ограничением для того, чтобы реализовывались многофункциональные инфраструктурные проекты, в составе которых есть и яхтенные марины.

Почему в начале третьего десятилетия 21 века появилась необходимость в создании абсолютно новой инфраструктуры и нового туристического направления? Зачем нам вдруг понадобилось строить яхтенные марины?

- Во-первых, мы наблюдаем отчетливый спрос, - говорит руководитель стратегического направления Sichi Grand Marina и основатель компании «Лаборатория яхтинга» Анна Шумейко. - За последние 20 лет количество судовладельцев, которые пришли в яхтинг – парусный и водно-моторный (основной парк яхт у нас, кстати, водно-моторный, красивая парусная картинка – это только 10% от нашего рынка) - значительно выросло. Появилась потребность обслуживать эти суда, где-то их хранить.

Зачем это государству?

- Государство, наконец, осознало, что это перспективная отрасль, в ней есть потребность, - продолжает Анна Шумейко. – Появилось понимание, что развитие яхтенной инфраструктуры позволит вовлекать в оборот брошенные территории, связывать их.

Для государства важны также занятость и налоговые поступления. Частный бизнес, подталкиваемый спросом и ситуацией ограничения на выезд, все-таки видит, что пока недостаточно стимулов, чтобы идти в эту отрасль. Государство же пока не поддерживает должным образом «яхтенные» инициативы.

И, наконец, третий аргумент. Общеизвестно, что коммерческая недвижимость, у которой есть используемый выход к воде с причалом и мариной, поднимается в цене. Есть некая добавленная стоимость, которая исчисляется в 20-30% к стоимости жилья. В России, по словам Анны Шумейко, примерно такая же маржа.

Еще один стимул для бизнеса в данном случае - это аудитория, которая владеет судами, либо ходит на них. Обычно она достаточно платежеспособная. Это молодой, активный контингент, который максимально пользуется всеми услугами. Это позволяет на таких объектах реализовывать высокомаржинальные сервисы. 

Короткий летний сезон и высокая капиталоемкость сдерживают развитие нового бизнеса

Как видим, у новой туристической инициативы много «за». Теперь разберемся с «против».

У нас короткий летний сезон – он требует концентрированной жизнедеятельности летом и длительного хранения судов в межсезонный период. Это техническая составляющая, которая сдерживает спрос. Полгода человек отдыхает на яхте, и полгода он ее должен обслуживать. А стоимость только швартовки (не говоря уже об обслуживании) яхты в марине порой поднимается до 100 тыс. рублей в год.

Другое ограничение, «стопорящее» развитие отрасли - это высокая капиталоемкость самих проектов и долгий срок их окупаемости.

Строительство гидротехнических сооружений, волнорезов, водной инженерной инфраструктуры – очень дорогое удовольствие.

- В свое время мы проводили анализ, какой может быть окупаемость, в зависимости от локации, - поведала Анна Шумейко. - И вышли на цифры: от 3-х лет до 20+. То есть, говорить об окупаемости  однозначно нельзя. Все зависит от ситуации.

Из-за долгой окупаемости, строить такие объекты можно только при поддержке государства или используя частно-государственное партнерство.

При всех «но», есть хорошая новость для потребителя.

Появилась возможность не быть судовладельцем, но пользоваться услугами яхтинга. Ходить на арендованных яхтах, таких, как яхты компании «Сила ветра» и так далее. Сейчас появилось достаточно большое количество клубов, которые предоставляют любому взрослому человеку возможность побыть яхтсменом. Те же клубы «Зигзаг», «Про яхтинг». И если тебе это нравится, ты уже принимаешь решение, хочешь ли ты в дальнейшем стать судовладельцем.

- Предложение – попользоваться, но не владеть, очень откликается на рынке, - констатирует Анна Шумейко. – Думаю, у нас есть большой потенциал для развития такого вида услуг, как яхтенный чартер. 

Выход к воде капитализирует девелоперский продукт

- Когда-то вдруг стало супер-модным встать на горные лыжи. К новому увлечению тут же подтянулась инфраструктура. Начали строиться горно-лыжные курорты. Потом они обросли гостиничной сетью, сервисами, - размышляет руководитель бюро «Archiform», экс-главный архитектор Екатеринбурга и по совместительству опытный яхтсмен Тимур Абдуллаев. – Мне кажется, сейчас происходит что-то подобное.

По мнению архитектора, яхтенный отдых может стать той точкой, вокруг которой вырастет совершенно новый урбанистический кейс.

- Развитие водной инфраструктуры – это вопрос градостроительный, - не сомневается архитектор-яхтсмен. – Сегодня объекты на воде - это одна большая серая зона. С одной стороны, все понимают, что развитие таких объектов необходимо с точки зрения благоустройства. С другой, то, что там можно поделать – крайне ограничено и делается обычно «полунезаконным» образом. Любая водная составляющая – достояние всех и никого в отдельности. Не пора ли проработать сферу приложения бизнес-усилий на законодательном уровне? Если ты пришел в отрасль и вложил деньги, надо сформулировать правила игры и превратить это в продукт.

По мнению Тимура Абдуллаева, это тема, которую можно рассматривать не обязательно в привязке к морской истории. У нас огромное количество городов, имеющих выход к реке или озеру.

По словам архитектора, водные объекты в городах, стоящих на крупных реках – это объекты потенциальной реновации. Обычно туда приходила какая-то коммунальная инфраструктура. Прибрежная территория замусоривалась, загрязнялась сточными водами. На прилегающих к реке территориях зачастую не было никакого благоустройства.

- Сегодня выход к воде – и на воду! - для девелопмента становится супер-привлекательным, потому что это сильно капитализирует  девелоперский продукт. И застройщики готовы вкладываться, - замечает Тимур Абдуллаев.

Кстати, один из проектов Тимура, который планируется к реализации в Екатеринбурге, на Верх-Исетском пруду, был показан в рамках презентации на ток-шоу.

- ...Один из застройщиков вынашивает планы термального спа-комплекса с яхтенной мариной, - поведал автор проекта. - Сама схема яхтинга хорошо перекликается с апартаментной историей. Ведь что такое марина? Вы зашли в порт, приняли душ, сходили в ресторан, переночевали и наутро ушли в другую марину. То есть, это сопряженная история. Любая марина представляет собой комплекс услуг, где можно провести время комфортно.

Тимур, как и многие представители архитектурного цеха, считает, что яхтенная марина - это мощный драйвер для урбанистического развития городов. И застройщиков, которые на эту тему пристально смотрят, сегодня уже немало.

Прежде, чем приступить к строительству, нужно определиться с маршрутизацией

Что касается яхтинга как бизнеса, нужно посмотреть на успешный иностранный опыт, - считает архитектор и градостроитель, руководитель собственной студии, а также шкипер с большим стажем Марина Егорова.

Турция - страна, где яхтенная инфраструктура – одна из наиболее обширных - развивала свои марины при помощи государства. Если рассматривать Хорватию, то там в строительстве марин участвует 70% бюджетных средств, и только 30% - частные деньги. Кроме того, в этой стране хорошо развита сдача в аренду водной поверхности. Бизнесмены зарабатывают не только от аренды яхт, но и от эксплуатации самой водной поверхности марины.

- Обычно марина строится на 200 и более швартовочных мест, иначе у нее убыточная экономика, - рассуждает Марина Егорова. – У марины должна быть своя инфраструктура – душ, горячая вода, рестораны и так далее – это все тоже доход. Средний доход одной марины, например, в Хорватии – 1 млн евро в год. Ее получает тот, кто строит швартовочные места и инфраструктуру для обслуживания яхт.

Швартовка яхт в европейских странах стоит от 10 тыс. евро в год. Такими цифрами прибылей оперируют владельцы марин.

...Понятно, что прежде, чем приступать к строительству, нужно определить маршрутизацию марин, их локацию – разработать межрегиональные стратегические схемы. И это, по мнению Марины Егоровой, должен делать не девелопер для капитализации своего маленького ЖК, а государство, государственный субъект. Имея в виду развитие территорий в глобальном смысле.

- Наследство Советского союза –это, в основном, портовые марины, они не приспособлены к швартовке маломерных судов. Согласитесь, не очень-то приятно сидеть в ресторанчике и смотреть на грузовые суда и их техобслуживание. Слушать громыхание погрузочно-разгрузочных механизмов. Должны быть сформированы новые точки, новые туристические марины, - считает архитектор-шкипер.

Кроме того, для яхт и их швартовки должна быть определена безопасная водная среда, не пересекающаяся с другими видами водного транспорта.

Кроме того, убеждена Марина Егорова, должны быть внесены изменения в ипотечные программы кредитования. На сегодня у нас нет ипотечных программ для тех, кто хочет купить яхту. Не сформирован лизинг покупки, потому что нет страхования яхт.

- Мы можем купить машину, и система страхования здесь сформирована. А для яхт такой механизм отсутствует, - сетует Марина. - Финансовый блок должен быть отработан через законодательные изменения, работу с Минфином. Это должна быть целая программа, основанная на единых схемах территориального планирования. Потому что они определяют физические цифры.

Только в этом случае Минстрой, опираясь на документы, сможет сформировать бюджет и определить направления развитие отрасли на десятилетия вперед.

Казань обещают превратить в столицу яхтенных марин

В Казани, которая обычно лидирует по части урбанистических инициатив, решили долго не раздумывать, а сразу приступить к делу. Если другие регионы пока лишь лелеют мечты о собственных городских яхтенных портах, в Казани приступают к глобальному проекту «Казань марина», предполагающему строительство целой сети швартовочных комплексов в акватории рек Волги и Казанки.

Здесь давно и всерьез присматриваются к отдыху на воде. Уже несколько лет назад привели в порядок набережные, обустроили берега озера Кабан, расчистили береговые территории реки Казанки, протекающей через город.

И вот теперь новая идея – сделать Казань столицей яхтенного отдыха.

-...Все началось с того, что друзья взяли меня в речную прогулку на яхте по Волге, - рассказывает главный архитектор Казни Ильсияр Тухватуллина. – В этом путешествии под парусом я обратила внимание, в каком плачевном состоянии находится вся наша речная инфраструктура для маломерных судов.

Ильсияр срочно решила получить корочки капитана парусного судна, чтобы понять всю парусную проблематику и начать что-то менять.

- После того, как я выучилась на шкипера, мы с ребятами еще раз прошлись по всему маршруту, - рассказывает главный архитектор. -Насколько возможно, поднялись по Казанке, по Волге. Отметили точки, где могла бы появиться какая-то речная инфраструктура. И в созданном недавно Институте развития города, который образован как раз для таких стратегических проектов, разработали концепцию речного проекта для Казани.

Пока в Казани швартовочная инфраструктура слабо развита. Проект «Казань марина» предполагает большое количество новых мест для швартовки, детские парусные школы, строительство городской марины и большого производственного кластера для обслуживания судов. Туда же будет встраиваться и образовательный, обучающий кластер.

- Вдоль всей зоны реки мы прописали особые условия проектирования, - рассказывает Ильсияр Тухватуллина. - Внесли это в ПЗЗ. Оговорили, что это должна быть высокопроницаемая среда с высоким качеством архитектуры, поскольку силуэты зданий, которые там возведут, будут видны с воды.

После объявления о проекте на архитектурном фестивале «Казаныш» сообщество судовладельцев ту же отозвалось на новую инициативу.

- В этом году мы привлекли команду «Силы ветра» и готовим очень интересное мероприятие в Казани, - продолжает главный архитектор. - Появились инициативы и у коммерческих структур. Все точки, которые были обозначены в концепции, мы внесли в план развития города.

Ильсияр Тухватуллина говорит, что сегодня город готов поддержать любую инициативу в этом направлении, но при условии разработки проекта планировки. Девелоперы, которые строят ЖК у воды, сами предлагают развивать проекты со швартовкой судов. На портовой территории уже появляются яхтенные гостиницы.

- То есть, всё вдруг начало бурно развиваться, - резюмирует Ильсияр Тухватуллина. – Мы правильно нашли точку приложения сил. Считаю, нам не надо ждать каких-то поручений, входить в какие-то программы. Мы сами должны проявлять инициативу.

Главный архитектор Казани согласна с тем, что, поскольку это невероятно дорогая история, строиться такие проекты должны с участием государства. И увязывать все это нужно с имеющимися туристическими маршрутами. Каждая точка на воде должна предусматривать связь с туристической составляющей. Когда человек швартуется, ему сразу предлагаются возможности для просмотра каких-то туристических достопримечательностей.

Похоже, российский яхтенный проект, что называется «полетел». Так что вполне возможно очень скоро яхтингом у нас будет заниматься не 0, 001%, а 10%, и 20%. Это меньше, чем в Турции и Хорватии. Но все же.

Подготовила Елена МАЦЕЙКО

Похожие статьи

В Дагестане подписано первое соглашение с резидентом Каспийского кластера

В Дагестане подписано первое соглашение с резидентом Каспийского кластера

Инвестор построит трехзвездочный отель на 1100 мест на побережье моря в границах особой экономической зоны. Соответствующее соглашение подписано сегодня между резидентом, министерством по туризму и народным художественным промыслам Дагестана и управляющей компанией Кавказ.РФ.

Какими будут санатории «Кристалл» и «Волна» в Хосте после реконструкции

Какими будут санатории «Кристалл» и «Волна» в Хосте после реконструкции

«Группа ЛСР», которая строить огромную гостиницу на месте «Приморской», реализует проекты развитию санаториев «Кристалл» и «Волна» в Хосте. Инвестиционные соглашения на реконструкцию здравниц были заключены на Петербургском экономическом форуме. Их объединили в единый комплекс, в котором обещают внедрить передовые программы оздоровления в сочетании с традиционными для сочинских санаториев методами бальнео- и грязелечения.